Старообрядцы — Староверы, кто они?

 

Для большинства современников понятие «старовер» ассоциируется с чем-то очень древним, дремучим, оставшемся далеко в прошлом. Самые известные нам староверы – это семейство Лыковых, которые в начале прошлого века ушли жить в глухие сибирские леса. О них несколько лет назад рассказывал в серии очерков «Таежный тупик» на страницах «Комсомольской правды» Василий Песков. Мои школьные годы прошли в Нарьян-Маре, городе, основанном в 1935 году всего в 10 км от Пустозерска – места сожжения «главного старовера» России, протопопа Аввакума. По всей реке Печоре, от верховьев до устья, жили староверы, были села, где они составляли основную массу жителей, например Усть-Цильма. Жили они и в Нарьян-Маре, рядом с нами, тайком собирались в домах на молитвенные собрания, а мы ничего о них не знали. Уже став студенткой, я узнала, что у моей школьной подруги, с которой три года за одной партой сидели, мама истинная староверка, чуть ли не самая главная в их общине. И подружке немало пришлось поплакать, чтоб ей разрешили вступить в пионеры, а потом и в комсомол.

Вот они, типичные приверженцы старой веры

Больше я узнала о староверах, когда приехала жить в Клайпеду. Там была большая община – староверы селились в Литве с 17-18 веков, в городе имелся молитвенный дом. По нашей улице ходили длиннобородые мужчины и женщины в длинных юбках и платочках, завязанных под подбородком. Как оказалось, родители моего мужа были из староверов! Свекор, конечно, не ходил в молельный дом, не носил бороды, считал себя атеистом, курил и выпивал, как большинство мужчин, прошедших войну. А свекровь почитала себя верующей, хотя тоже нарушала предписания старой веры. У истинных староверов запрещено брить бороду, курить, нужно воздерживаться от спиртного, особенно от водки, каждый должен иметь свои кружку-миску-ложку, для посторонних должна быть отдельная посуда, и т.д.

Позднее я прочитала прекрасный роман П.И.Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах», посвященный описанию жизни староверов в районе Предуралья. Так много узнала нового для себя, книга просто потрясла меня!

В чем же отличие старого православия от нового, никонианского? За что претерпели столько гонений, страданий и казней поборники старой веры?

Раскол произошел при патриархе Никоне, который предпринял церковную реформу в 1653 году. Как известно, составной частью «реформ» Никона, поддержанных «тишайшим» царем Алексеем Михайловичем Романовым, было исправление богослужебных книг по греческим образцам и ведение церковных обрядов по канонам греческой православной церкви, что и привело к церковному расколу. Тех, кто последовал за Никоном, народ стал называть «никонианами», новообрядцами. Никониане, пользуясь государственной властью и силой, провозгласили свою церковь единственно православной, господствующей, а несогласных нарекли оскорбительной кличкой «раскольники». На самом же деле противники Никона остались верны древним церковным обрядам, ни в чем не изменив той православной церкви, которая пришла с крещением Руси. Поэтому они называют себя православными старообрядцами, староверами или древлеправославными христианами.

Между старой и новой, никонианской верой, нет никаких различий в учении, а только чисто внешние, церемониальные. Так, староверы продолжают креститься двуперстием, а новообрядцы – тремя перстами. На старых иконах имя Христа пишется с одной буквой «и» – «Исус», на новых «Иисус». Староверы отвечают на молитву священника в честь Св. Троицы двукратным «Аллилуйя» (сугубая аллилуйя), а не троекратным, как в новом православии. Крестный ход староверы совершают по часовой стрелке, Никон же распорядился – против часовой стрелки. Совершенной формой креста у старообрядцев считается восьмиконечная, а четырёхконечная, как заимствованная из латинской церкви, не применяется в ходе богослужения. Есть разница в поклонах...

Конечно, цель, которую преследовал Никон, начиная реформу, была не только в изменении внешних атрибутов богослужений. В. Петрушко в своей статье «Патриарх Никон. К 400-летию со дня рождения. Богослужебная реформа» пишет: Церковная реформа Патриарха Никона, повлекшая за собой возникновение старообрядческого раскола, нередко воспринимается как главная цель его деятельности. На самом деле она была, скорее, средством. Во-первых, через реформу Патриарх угождал царю, чающему стать вселенским православным государем – именно с этого и началось возвышение Никона. Во-вторых, благодаря преобразованиям Никон укреплял свое положение и мог надеяться, со временем, стать таким же вселенским Патриархом», и там же: «Со стороны организации он хотел исправить церковь, но не установлением в ней соборного начала, а посредством проведения в ней строгого единовластия патриарха, независящего от царя, и посредством возвышения священства над царством».

Возвыситься над царем Никону не удалось, он возглавлял Церковь всего шесть лет, потом восемь лет жил в Новоиерусалимском монастыре под Москвой, фактически на положении опального, и ещё 15 лет провел в ссылке в Ферапонтовом и Кирилловом – Белозерском монастырях.

После раскола в старообрядчестве возникло несколько ветвей. Одна из них – поповство, которая меньше всего отличается в догматике от нового православия, хотя обряды и традиции соблюдаются старинные. По некоторым данным их насчитывается на постсоветском пространстве около 1,5 миллиона человек, и они образуют две общины: Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ) и Русская древлеправославная церковь (РДЦ). Вторая ветвь старообрядцев – беспоповство, возникла в XVII веке после смерти священников старого рукоположения, а новых священников принять не хотели, так как не осталось ни одного епископа, поддерживающего старую веру. Они стали именоваться как «древлеправославные христиане иже священства не приемлющие». Изначально они искали спасения от гонений в диких необжитых местах на побережье Белого моря, и потому стали называться поморами. Беспоповцы объединены в Древлеправославную поморскую церковь (ДПЦ). Сторонников ДПЦ много в Нижегородской обасти и в Карелии, встречаются они и в других местах.

Вековые преследования со стороны официальной религии и властей выработали у староверов особый, сильный характер. Ведь отстаивая свою правоту, они целыми семьями шли в огонь, подвергая себя самосожжению. По архивным данным, в XVII-XVIII веках самосожжению подвергли себя более 20 тысяч старообрядцев, особенно в годы правления Петра I. При Петре указом 1716 года староверам было разрешено жить в селениях и городах, при условии платежа двойной подати, староверы не имели права занимать общественные должности и быть свидетелями в суде против православных. Им запретили носить традиционную русскую одежду, брали налог за ношение бород, и т.д. При Екатерине II староверам было разрешено селиться в столице, но был издан указ о собирании с купцов-старообрядцев двойной подати. Видимо, обязанность платить лишние налоги способствовала воспитанию у староверов привычки к упорному труду, и староверы оказали заметное влияние на деловую и культурную жизнь России. Староверы всегда старались держаться вместе, поддерживая друг друга. Некоторые из них стали удачливыми купцами, промышленниками, меценатами – семьи Морозовых, Солдатенковых, Мамонтовых, Щукиных, Кузнецовых, Третьяковых хорошо известны большинству россиян. Знаменитый мастер-изобретатель И.Кулибин так же был выходцем из семьи староверов.

Староверы в Санкт-Петербурге

На улицах Санкт-Петербурга не часто встретишь мужчин с окладистой бородой и особой стрижкой «под горшок», как ее можно назвать, да и женщин в длиннополых юбках с платочками, завязанными под подбородком, вряд ли увидишь. Современность, естественно наложила отпечаток на внешний вид староверов. Но приверженцы старой веры есть и в Петербурге, и их немало.

Первые официальные упоминания о староверах Санкт-Петербурга появились в 1723 г. Царь Пётр, заложив новую столицу, отовсюду требовал к себе мастеровых людей, и староверы – плотники, кузнецы и другие ремесленники, исполняя царский указ, шли cтроить новый город, а селились в основном за городом, на реке Охте.

При Екатерине II староверы получили официальное разрешение селиться в столице, правда, при условии уплаты двойного налога. В 1837 году в Петербурге даже открывается старообрядческое Громовское кладбище, название которому дано по фамилии братьев Громовых – староверов и крупнейших лесопромышленников. Это позволяет сделать вывод, что староверов в Петербурге было к тому времени много. В 1844 году на этом кладбище была освящена первая старообрядческая церковь Успения Пресвятой Богородицы. Бурный рост старообрядчества начался после 1905 года, когда был принят Декрет о свободе совести. Николай II разрешил староверам исповедовать свою веру, предоставил им право строить новые церкви и официально регистрировать свои общины. Перед революцией 1917 года в Петербурге действовало 8 старообрядческих церквей, существовало множество внутренних закрытых моленных, созданных еще во времена преследований.
А после революции снова начались гонения. С 1932 по 1937 гг. все общины были ликвидированы властями, их здания национализированы. Взорвали Покровский собор на Громовском кладбище, который был построен и освящен только в 1912 году. В 1937 году была закрыта последняя старообрядческая церковь на Волковом кладбище. После этого староверы ушли в подполье: не осталось ни одного священника, и ни одного храма.

Выйти из «подполья» старообрядцам удалось на волне подписания Советским Союзом Хельсинских соглашений. В 1982 году, после пяти лет тяжелейшей переписки с властями, инициативной группе верующих во главе с потомственным старообрядцем Борисом Александровичем Дмитриевым удалось добиться регистрации общины Русской Православной Старообрядческой Церкви (РПСЦ) Белокриницкого согласия. Весной 1983 года общине передали заброшенный храм на окраине города, на кладбище «Жертв 9-го января». Переданное здание находилось в полуразрушенном состоянии и требовало капитального ремонта. На призыв помочь в восстановлении храма откликнулось множество людей. Благодаря дружным усилиям, как питерских христиан, так и из других приходов, храм был восстановлен из руин всего за 9 месяцев.

25 декабря 1983 года состоялось торжественное освящение храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы, в память о разрушенном большевиками Покровском соборе Громовского кладбища. Это единственный храм РПСЦ в Петербурге и области, в котором постоянно совершаются богослужения по субботам вечером и по воскресным дням утром.
Правда, добираться до него не очень удобно, находится он на проспекте Александровской Фермы, ближе к пересечению его с Софийской улицей. При храме есть детская воскресная школа, работающая с 1995 года, занятия проводятся каждое воскресенье после службы. Здесь учат чтению и письму по-старославянски, молитвам, знаменному пению, рассказывают о богослужении и церковных таинствах.

Самая большая община староверов в Петербурге – это община Поморского согласия, входящая в Древлеправославную Поморскую церковь (ДПЦ). Сейчас эта община имеет два действующих храма. Первый – Соборный храм Знамения Пресвятой Богородицы (архитектор Д.А. Крыжановский) на Тверской улице, дом 8, недалеко от Таврического сада. Он был построен и освящен 22 декабря 1907 года, очень чтим и посещаем староверами-поморами. Но в 1933 году храм закрыли, в его стенах расположились производственные помещения. Лишь спустя 70 лет храм вернули верующим, и с 2005 года в храме на Тверской начались восстановительные работы. Строители дневали и ночевали там, выкладываясь из последних сил, чтобы успеть подготовить его к престольному празднику Знамения Пресвятой Богородицы. Мастерам удалось восстановить церковь в максимально приближенном к оригиналу виде. 10 декабря 2007 года, в день празднования Знамения Пресвятой Богородицы, спустя сто лет после первоначального открытия, в храм вновь вошли прихожане, наставники, причетники. С удивлением прихожане рассматривали трехъярусное паникадило и иконостас, в особенности его центральные врата, воссозданные по фотографиям.

И вновь, как сто лет назад, храм огласило стройное пение староверов. После молебна состоялся крестный ход. Христиане-староверы торжественно обошли храм кругом, неся хоругви. К этому храму добираться легко, на метро до станции «Чернышевская», а далее пешком через Таврический сад.
А на бывшей окраине Петербурга, в современном спальном районе Рыбацкое, на фоне многоэтажных зданий, недалеко от станции метро, можно увидеть небольшое трехэтажное здание с башенкой, похожее на крохотную крепость. За ним маленькое кладбище, точнее, остатки старейшего Казанского кладбища, и церковь. Здание-крепость как бы закрывает собой кладбище и церковь, словно защищает их. Здание имеет название – «Невская обитель». После войны группа ленинградцев, переживших блокаду, помнивших закрытие довоенных моленных, начала хлопоты по регистрации общины. В 1947 году власти согласились зарегистрировать в Ленинграде Старообрядческую Поморскую общину. Вот это здание – духовно-благотворительный центр «Невская обитель» и церковь Во имя Знамения Пресвятой Богородицы принадлежат Невской Древлеправославной Поморской общине. И строительство здания, и восстановление церкви осуществлено силами прихожан-староверов при финансовой помощи попечителей.

В здании «Невской Обители» имеются малый храм, трапезная, крестильная, кельи для исполнения треб, оранжерея, столярная мастерская, подсобные помещения. Здесь работают воскресная школа, курсы по подготовке церковных служащих, библиотека, архив, издательство газеты и церковного календаря, проводятся ежегодные слеты древлеправославной молодежи. Было приятно узнать, что в последнем слете принимали участие молодые староверы из Нарьян-Мара.


В декабре 2008 года в Русском музее проводилась выставка «Образы и символы старой веры». На выставке, помимо икон старого письма, было выставлено много экспонатов, характеризующих уклад, образ жизни, традиции староверов. Здесь были выставлены вещи, более подходящие для Этнографического музея: берестяные туески-бураки, в которые собирали ягоды, прялки, расписанные конями и птицами, староверческие четки-лестовки, женские костюмы, украшенные шитьем и вышивками. Выставка помогла сделать вывод, что хотя староверы живут рядом с нами, говорят на одном с нами языке, но все же в чем-то другие, отличаются от нас. Хотя они тоже пользуются всеми современными благами технического прогресса, но более бережно относятся к старине, к своим корням, своей истории.

Старообрядческий мир и меднолитая пластика

Большой популярностью в старообрядческом мире пользовались меднолитые изделия, так как, во-первых, они более функциональны в старообрядческих скитаниях, а во-вторых, сделаны были "не погаными руками", а прошли огненное крещение. Дополнительной популярности медным иконам добавили петровские указы об их запрете (Указ Синода 1722 г. и Указ Петра I 1723 г.). После этих указов предметы художественного литья становятся необходимой принадлежностью каждого старообрядческого дома, их помещали в иконостас, их носили с собой, их можно было видеть даже на уличных воротах домов старообрядцев.

Меднолитая пластика получила наибольшее распространение среди представителей беспоповщинских толков и согласий (странников, федосеевцев, нетовцев), т.е. там, где размежевание с "антихристовым миром" было особенно строго, где велико было значение индивидуальной молитвы. "Кроме особо уважаемых святынь и своих домашних икон, [старообрядцы – А.К.] никаким и ничьим образам не молятся, – писал в 1862 году статский советник Иван Синицын, – и куда бы не отправлялись, хотя бы на короткое время и даже в моленную, всегда носят с собой свои иконы и молятся только им. По этой причине иконы и кресты их почти всегда маленькие, литые из меди, большую часть в виде складней" 1.


Старообрядческие меднолитые кресты и иконы обычно имели размер от 4 до 30 см и часто были выполнены из ярко-желтой меди, оборотная сторона иконок и складней часто обработана напильником, а фон заполнен синей, желтой, белой и зеленой эмалью. Кроме характерных для старообрядческих предметов искусства признаков (двоеперстие, титло, надписи и т.д.), на них широко был распространен растительный и геометрический орнамент.

Медные иконы, по наблюдениям потомственного мастера И.А. Голышева, разделяются на четыре категории: "Загарские (гуслицкие), Никологорские (Никологорского погоста), старинные или поморские (для раскольников поморской секты) и новые, предназначенные для православных… Этим промыслом преимущественно занимаются офени, принимая раскольничий вид, т.е. притворяясь раскольниками, офеня, торгующий с раскольниками, берет с собой в дорогу свою чашку и ложку, надевает раскольничий костюм и стрижет волосы тоже как они" 2. Специально для старообрядцев медные иконы и кресты старили. Для этого изготовленное изделие опускали на два часа в соленую воду, затем вынимали и держали над парами нашатыря, "отчего зеленая медь обращается в цвет красной меди и изображение принимает, кроме того, закоптелый старый вид".
В Мстёре торговля медными образами была настолько велика, что вытеснила производство мстерских иконописцев – их иконы "сбавились в ценах против прежнего наполовину". В 60-х гг. XIX в. в одной Мстёре работало около 10 меднолитейных заводов. А еще достаточное количество производств имелось окрест центра. Так, в Никологородском погосте, что в 25 верстах от Мстёры, меднолитейное производство было поставлено на поток. "Производят ее следующим образом: берут иконы Гуслицкие, которые отпечатывают в глину, от чего получают так называемую форму, расплавляют медь, выливают в форму, когда застынет металл, вынимают; затем, как задняя часть выходит шероховатою, то чистят подпилком и икона готова", – писал всё тот же И.А. Голышев.
В первой четверти XX в. большой и заслуженной славой в старообрядческом мире пользовалась сопыревская (д. Сопырево Красносельской волости Костромской губ.) мастерская художественного литья Петра Яковлевича Серова (1863-1946). Мастерская выпускала довольно разнообразную продукцию: кресты разной формы, складни, иконы. Самым массовым продуктом были кресты-тельники из латуни и серебра, которых ежемесячно изготавливали 6-7 пудов. Владелец московской старообрядческой типографии середской купец Г.К. Горбунов (1834 - ок. 1924) заказывал у П.Я. Серова книжные застежки и наугольники с изображением Евангелистов и средники с Распятием и Воскресением Иисуса Христа. Деятельность мастерской продолжалась до 1924 г., до запрещения производства всех видов ювелирной продукции в красносельских кустарных мастерских. После этого Петр Яковлевич распустил своих мастеров, оборудование закопал, дом поделил между сыновьями, а сам ушел странствовать по Восточной Сибири. Как сложилась его дальнейшая судьба – неизвестно3.
Разновидностью меднолитых икон являются старообрядческие складни, трех- и четырехстворчатые. "Складень-иконостас был незаменим для противников реформы, скрывавшихся от преследований, передвигавшихся в миссионерских и торговых целях на большие расстояния по бескрайним северным просторам" 4, – писала исследователь Л.А. Петрова. Типичное уголовное дело: 8 июля 1857 г. бурмистром г. Глушковых Василием Ефимовым в д. Сосунов (Юрьевецкий уезд Костромской губ.) был задержан беглый человек страннической секты Трофим Михайлов, "при нем оказались створы о двух досках, окрашенных красною краскою, в коих на одной доске врезаны медные четыре образа, а на другой врезан медный образ распятия Иисуса Христа, еще маленькие створы о трех дощечках с медною оправою, в коих три образа" 5.
Трехстворчатые складни (т.н. "девятки") несли изображение Деисуса или распятия с предстоящими. Оба сюжета были широко распространены в старообрядческом мире. Есть версия, что трехстворчатые складни произошли от Соловецких складней. Классические соловецкие "девятки" выглядели следующим образом: в центре – Иисус, Мария, Иоанн Предтеча; слева – митрополит Филипп, Никола, Иоанн Богослов; справа – ангел-хранитель и св. Зосима и Савватий Соловецкие. Оборотная сторона соловецких "девяток" была гладкой.

Четырехстворчатые складни (т.н. "четверки", Большие праздничные створы) представляли собой изображение двунадесятых праздников, еще один часто встречающийся вид поморских складней. За сходство форм и солидный вес такая форма получила неофициальное название "утюг".
Что касается старообрядческих крестов, то староверы признавали крест "осьмиконечный", "трисоставный и четырехчастный". Подразумевалось, что крест, на котором был распят Христос, по форме был восьмиконечный, состоял из трех пород дерева, и было у него четыре части: вертикаль, "плечи креста", подножие и титло с именем. Согласно другой трактовке три части креста (вертикаль, горизонталь и подножие) образуют три лица Святой Троицы. Все другие формы креста (прежде всего, четырех- и шестиконечные кресты) староверы категорически отвергали. Четырехконечный крест вообще называли крыжом, т.е. латинским крестом. Старообрядцы-рябиновцы (нетовское согласие) по-своему развили учение о кресте. Они считали, что крест нельзя украшать резьбой, изображением распятия и излишними словесами, поэтому использовали кресты гладкие без надписей. Старообрядцы-странники в качестве нательного предпочитали деревянный кипарисовый крест, обложенный оловом или жестью. На обороте креста часто вырезались слова из воскресной молитвы: "да воскреснет Богъ и разидутся врази его".
В православном мире существуют кресты трех основных видов: кресты-тельники, кресты аналойные и кресты могильные. На лицевой стороне креста обычно изображена сцена распятия (на крестах тельниках – атрибуты распятия, на аналойных крестах – распятие с предстоящими), на оборотной стороне – текст молитвы кресту. На крестах старообрядческих вместо Саваофа вверху часто помещался образ Спаса нерукотворного, на краях большого перекрестия – солнце и луна.

Большие споры в старообрядческом мире вызвало титло пилатово – сокращенная надпись на Кресте Господнем INЦI, т.е. "Иисус Назорей царь Иудейский". Споры о том, следует ли поклоняться Кресту, если на нем изображена пилатова надпись, начались в старообрядчестве сразу после собора 1666-1667 гг. Архидиакон Соловецкого монастыря Игнатий выступил с учением, что правильно писать титло IХЦС ("Иисус Христос Царь Славы", ср. 1. Кор. 2.8), т.к. пилатово титло носит глумливый характер и не отражает истины. Возражая ему, другие старообрядцы доказывали, что не только титло, но и сам крест, на котором был распят Христос, являлся орудием позорной смерти, что отнюдь не мешает христианам поклоняться Кресту. Мнения старообрядцев разделились. Некоторые течения в старообрядчестве (например, титловцы, толк федосеевского согласия) приняли никонианское титло "IНЦI", большинство – нет, предпочитая надпись "IХЦС" или "Царь Славы IC XC", "IC XC". Поповцы исторически мало участвовали в этой дискуссии, считая приемлемыми для себя оба варианта титла, не находя ни в одном из них никакой ереси. Титло "древлецерковного подписания", принятое поморцами, имеет следующий вид: "ЦРЬ СЛВЫ IХ СНЪ БЖIЙ НИКА".

Что вы думаете о староверах?

 
загрузка...
 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Google
▲ Наверх